Дворечик для обычной жизни.

Дворечик для обычной жизни.

(Статья из журнала LUXE ИНТЕРЬЕР №40 за 2004г.)

Интервью: Виктория Куприянова // Фото: Александр Камочкин

Дизайн-студия: Новый Дворцовый Интерьер.

Более 10 лет работы, в течение которых реализовано свыше 20-ти объектов, в основном – частные апартаменты и кабинеты представительского класса.

Направленность: Колоритные, роскошные, эксклюзивные, современные дворцовые интерьеры, продиктованные эстетикой периода расцвета европейских Империй, эпохи Людовика IV, всплесков роста и развития буржуазной прослойки.

Имя: Татьяна Расторгуева – руководитель мастерской, Валентин Шендяпин - главный архитектор.

Объект: Квартира в Москве общей площадью 200 кв. метров.

Московская квартира в стиле «рококо». В данном проекте роскошная лепнина, архитектура мебели, позолоченные фрагменты и люстры-розетки под потолком создают дворцовый Рококо.

Мы беседовали под крышей «Дома художника» на Вавилова 65а, где располагается студия «Новый Дворцовый Интерьер», в уютном кабинете, в котором Татьяна принимает прессу и знакомится с владельцами будущих объектов, и где нашему журналу от моего лица выпала честь представить один из недавно завершенных проектов – квартиру, интерьер которой выдержан в духе Рококо.

Вы создаете эксклюзивные интерьеры для современных пространств. При этом видно, насколько выверено чувство пропорциональности между площадью родовых поместий, возраст которых не одно столетие, и урбанистическими постройками нашего времени. Ярко подчеркнут стиль.

Татьяна Расторгуева: Сейчас нет понятия исключительной направленности стиля. Обычно отдельные детали объединяют пространство вокруг одной идеи, мотива, акцентируют на нем внимание. В данном проекте роскошная лепнина, архитектура мебели, позолоченные фрагменты и люстры-розетки под потолком создают дворцовый Рококо. Форма стульев отрисована с образцов Эрмитажной коллекции. Мебель изготовлена на заказ на фабрике OAK (Италия).

В спальне лепная розетка на потолке, расположенная вокруг люстры, симметрично повторяет себя на полу в виде рисунка на художественном паркете. Когда зажигается свет – рельефные детали узора на потолке бросают тени в пространстве. Насыщенный алый украшает изголовье кровати и вынос с ламбрекенами над ней. Оттенок выбирали тщательно, исходя из абсолютно противоположных пожеланий пары, старались, чтобы устроил обоих. Вообще, всегда в ходе работ в глаза бросается то одно, то другое – в зависимости от того, над чем работаем, при этом вызывая сомнения заказчика. Иногда кажется, что лучше и не показывать промежуточный результат. Сначала кругом были заметны только лепные украшения, затем взгляд тонул в обилии позолоты, а когда в интерьер ворвались алые лионские шелка, то вместе с ними, наконец, появилась законченность и самодостаточность.

По желанию хозяев в спальне поставили телевизор – он спрятан в шкаф. От него подпитывается еще один телевизор в ванной – жидкокристаллическая панель на зеркале. Зеркала в ванной комнате расположены симметрично – друг напротив друга на каждой стене между колоннами из оникса, украшенными хрустальными бра. Такое расположение создает эффект увеличения пространства. За счет него трехступенчатая лестница из оникса, ведущая к ванне, вопреки обычному, не «съедает» объем. Пол выложен сталактитом – мягкой породой отделочного камня. В целом получилась ванная в римском доме.

В процессе свободной планировки мы отвели небольшую площадь под черновую кухню, смежную с основной – там можно хранить, например, ненужную в данный момент посуду. Лицо квартиры – большая кухня: итальянский заказной гарнитур с венцовыми профилями, выполненный в цвете слоновой кости – цвете, считающимися нейтральным в классике. Под него нужно подбирать скатерть и салфетки такого же оттенка, - стремление к белому будет иметь разрушительный эффект «разорвавшейся бомбы». Поэтому заказчики, как правило, стараются запастись «на будущее» всем необходимым, вплоть до аксессуаров, посуды, постельного белья, гармонично сочетающимися с колористикой и стилистической направленностью.

Когда работали над детскими, старались, чтобы дети чувствовали себя одинаково любимыми?

Конечно. Поэтому в детских одинаковая планировка и количество мебели. Модель, кстати, тоже одна и та же. Только цвет штор и покрывал разный – девочки выбирали сами: в одной комнате – розовый, в другой – голубой.

Строгий и роскошный кабинет – лепной мотив на потолке и рисунок на паркете повторяют себя и расширяют пространство.

Мебель в кабинете привезена из Италии. Поверхность стола – натуральная кожа, отделка – резьба и позолота. Двери в квартире тоже украшены резьбой, а петли и ручки подобраны в соответствии с архитектурой декора.

Как складывались ваши взаимоотношения с заказчиком?

В данном проекте мы не приносили в жертву ни свои профессиональные убеждения, ни мнение хозяйки дома. Она принимала участие во всем, что мы делали, проявляла искренний интерес, старалась, чтобы мы почувствовали ее внутреннее понимание красоты. Мое мнение и ее пожелания оказались близки, поэтому нам приятно было работать вместе. Представляете, однажды, совершенно случайно, независимо друг от друга, мы выбрали абсолютно одинаковую плитку!

Мы благополучно пережили момент «зависания» или «критической точки», всегда возникающей на объекте – когда основные работы завершены и остались только косметические. А так как их выполнение протекает незаметно, а времени на них уходит много, то кажется, что результата движения нет, и все нервничают (мы нервничаем, потому что нервничает заказчик). Но на самом деле это не так.

Каждый дизайнер работает по-своему: у кого-то шестое чувство преследует весь период работы над объектом, а кто-то изначально уже видит целостную картину, и добивается, чтобы результат соответствовал четкому образу. Каково Ваше профессиональное восприятие этого объекта?

Квартира получилась сложной, многослойной. Конечно, в первую очередь, наш интерьер работает на статус его владельца. При этом важно, что мы не утратили современную функциональность помещений. В общем, уютно, удобно и очень красиво.